«Быть может, он нормальный идиот? А впрочем, кто вас, люди, разберёт!..»

Если бы у всех были такие же замечательные педагоги-словесники, как Варвара Ардалионовна Иволгина, замечательно сыгранная актрисой Александрой Коваленко в спектакле «Идиот» Саратовского театра драмы имени И.А. Слонова (постановка Ивана Комарова), может быть, и преступлений было бы меньше… Думаю, молодому столичному режиссёру в своё время крупно повезло, и он полюбил русскую классику. Во всяком случае, брат «училки», Ганя Иволгин (артист Максим Локтионов), — человек, может, и е большого ума, разбойником не стал. Ганя, как и все бесперспективные клерки, понял, что дослужиться до приличного места вряд ли удастся, а стоит жениться на богатой невесте. Дочь его начальника Епанчина Аглая (актриса Марина Абраменко) могла бы составить его счастье, но помешала вклинившаяся история с «идиотом» Львом Мышкиным, на беду вернувшимся из-за границы (не менее удачная работа Александра Островного).

Мышкин попадает в «город, которого нет». Все мы знаем, что это Петербург. Хотя кроме музыкальных аллюзий, он иначе никак не обозначен. В программке (и титрах, дублирующих её на экране над сценой, где мы можем любоваться крупным планом артистов) просто написано: «Действие происходит в 1999 году». Для тех, кто не догадался, почему именно в этом, а не в описанном Фёдором Михайловичем Достоевским 1869-м, пусть это останется загадкой.

Почему Мышкина считают идиотом? «Он странен? – А не странен кто ж?» Но мы сейчас настолько огрубели, что легко можем обозвать дураком и идиотом человека куда более нормального… По современной привычки бормотать себе под нос что-то, держа перед лицом смартфон, Мышкина не сочтёшь за умалишённого. Так, слегка тормозной, робкий, застенчивый, — да, несовременные это качества! — но глубоко порядочный, и поэтому сумевший всё же добиться расположения самых разных по статусу, возрасту и убеждениям людей.

Всё старшее поколение в спектакле «Идиот» внушает уважение и симпатию. Например, почтенный отец семейства генерал Епанчин (засл. артист РФ Виктор Мамонов). Он и зарядку со штангой делает, и песни под гитару спеть может (запомнилась «Скалолазка» с её аллитерацией, тем более, генерал исполняет её и в телестудии). И «запасец» провизии на случай непредвиденной военной ситуации  у него имеется…

Генеральша Иволгина (народная артистка России Людмила Гришина) вообще – сама добродетель. Может быть, и сама она в молодости была педагогом, как дочь; во всяком случае, в финале утешать и вдохновлять незадачливого Льва выходит именно она.

Разве что Лизавета Епанчина , «последняя в роде» Мышкиных (актриса Татьяна Родионова) чересчур взбалмошна. Одно из её капризных желаний – полакомиться круассаном на вершине Эйфелевой башни. Но и ей – по крайней мере, в данной постановке, — удаётся воспитать трёх дочурок на выданье, и даже свадьбу организовать в тесном светском кругу. Судя по всему, младшие Епанчины подражают своей элегантной «маман», во всяком случае, по одёжке и причёске не ошибёшься, от какой яблони эти яблочки…

О родителях князя Мышкина можно сказать только, что они ушли в мир иной, не оставив сыну состояния. Внезапно свалившееся на «идиота»-сироту наследство, скорее всего, уйдёт на последующее лечение; в противном случае, Мышкин, не слишком рвущийся к узам брака, спустит всё на благотворительность (карточки из его «Полароида» — портреты несчастных детей, в числе которых – новые «идиоты», скажем, с синдромом Дауна, и несть им числа)… Быть добрым в нашей стране ныне невыгодно и опасно. Не выживают и более хищные, отрицательные персонажи.

Парфён Рогожин (артист Дмитрий Кривоносов) из молодого безбашенного купца превращается в бандюгана в косухе, весьма смахивающего на артиста Джигурду. От его зверского рычания становится страшно не только попутчикам по вагону – безобидному, но страшно болтливому Фердыщенко (артист Денис Кузнецов), у которого появляется имя Юра («в честь Гагарина» — ухмыляется Рогожин), и отвыкшему от России Льву Мышкину. В трамвае с удивительным номером 1234, идущем маршрутом № 9 в неизвестном направлении (рельсы-то вокруг драмтеатра уже год как разобраны, якобы под скоростную «надземку»), Парфён заставляет Юру переводит ему звучащий из «мафона» хип-хоп, и далее музыкант Юра повсюду сопровождает своего «патрона».

Часть идей, принадлежащих в романе Фердыщенко, почему-то «делегированы» юной телеведущей Лады Голд (актриса Екатерина Локтионова). Например, именно она предлагает остальным вспомнить самый постыдный поступок из жизни, в ответ на что  генерал Епанчин исполняет ещё одну песню Высоцкого. Конечно, все ждут самобичевания и от загадочного и вальяжного Афанасия Ивановича Тоцкого (артист Валерий Малинин), но тот лишь поудобнее усаживается в кресле у камина. То, что камин электрический, нимало не смущает тех, кто считает, что в нём могут сгореть невероятная сумма денег, принесённых госпоже Барашковой влюблённым купцом… Ждут и зрелища: как Ганя полезет в камин за «приданым». Но срабатывает «эффект обманутого ожидания» (он будет обыгран ещё в нескольких эпизодах). Во втором действии Гаврила Ардалионович предстанет перед нами поседевшим и всклокоченным (похожим почему-то на Эдика Лимонова), но не унизившимся до презренного поступка.

Наконец, загадочная, удивительная, роковая и невероятно красивая Настасья Филипповна (актриса Зоя Юдина). Та, из-за которой едва не передрались все знавшие её мужчины; сумевшая расстроить свадьбу покорного судьбе князя Мышкина с генеральской дочерью Аглаей (актриса Марина Абраменко), доведшая до попытки самоубийства Тоцкого и в результате зарезанная обезумевшим от страсти и ревности Рогожиным…   

Настасью в детстве  воплощает Девочка в маске Утёнка (Соня Родина). Намёк на то, что из Гадкого Утёнка, не умевшего постоять за себя, девочка, похорошев, превратилась в ту самую роковую красавицу?.. В руках у девочки всё время возникает кукла, иногда с нею какие-то пассы производят Настасья Филипповна-взрослая и Тоцкий (как мне кажется, эффект обманутого ожидания здесь, в частности, и проявляется, ибо зритель предполагает, что с куклой произойдёт что-то кошмарное – ей оторвут ручки, ножки и поиздеваются всласть; но что делать с этой куклой, никто толком и не придумал). Подросшая и обжившаяся в Петербурге Настасья Филипповна в смоляном парике и белом спортивном костюме, похожая на атаманшу, составляет прекрасную пару с Парфёном-Джигурдой. Являясь знакомиться с родными своего несостоявшегося жениха Гани, красотка первой же фразой: «Здрассьте, я – Настя!» —  доводит до истерики даже выдержанную Варю. «Невеста» приносит в дар Иволгиным два баула с домашними заготовками, одну из банок она лихо открывает ударом локтя и хрустит огурцом (а что? Солёные огурчики под Высоцкого  — тоже классика). Желавший радости своей воспитаннице Тоцкий явно чего-то недодумал в воспитании…

Но ближе к финалу, видимо, предчувствуя близкую смерть, Настасья Филипповна преображается. Она умирает в свадебном платье, Парфён Рогожин продумал эстетическую сторону преступления очень эффектно. В старинном головном уборе Настасья Барашкова похожа на Прекрасную Даму или, лучше сказать, на Спящую Царевну. Князь Мышкин, «обзвонивший все морги», находит убитую в спальне Рогожина, укутанную в целлофан, словно в хрустальный гроб. Завершив своё произведение в жанре некрофилии, Рогожин, сняв «чеховское» ружьё со стены, отправляется вслед за своей возлюбленной. Для усиления эффекта стены жилища Рогожина украшены картинами «Офелия» Джона Милле и «Христос в гробу» Ганса Гольбейна. Над портретом же собственного отца Парфён надругался: тот слишком пристально и, как казалось, с укором смотрел на него…

 Финал (или один из финалов) спектакля почти совпадает с романным финалом. Мышкин вскоре вынужден отправиться лечить безнадёжно травмированную душу. А с ним за компанию смирительные рубашки надевают и остальные персонажи. Звучат их заветные мечты, ставшие «пунктиками», и вот уже понятно, что все мы – потенциальные пациенты одного большого «дурдома». Правда, есть надежда, что всех вылечат…

Анна Морковина

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять + 16 =