ТЮЗ танцует лезгинку

Анна Морковина о премьере спектакля «Я, бабушка, Илико и Илларион» в ТЮЗе им. Ю.П. Киселёва.

Кто из русских не любит грузинскую культуру! Среди моих знакомых нет такого, кто не начнёт подпевать знакомой мелодии, заслышав «Сулико» или в разгар веселья не станцует несколько па из лезгинки…Наше поколение выросло на «Мимино» и великолепной ностальгической песне «Виноградную косточку в тёплую землю зарою…» Булата Окуджавы.

Поэтому сердце мое радостно вздрогнуло, когда у здания Нового ТЮЗа появился яркий баннер-афиша премьерного спектакля «Я, бабушка, Илико и Илларион» по одноимённому роману Нодара Думбадзе. Поэтичное имя одного из героев этой истории – Илларион – тоже отзывается в моем сердце (так звали папиного прадеда)… О многом красноречиво сказала и огромная очередь зрителей, пришедших 14 июня в театр.

На премьере «Илико и Иллариона» яблоку негде было упасть, и это наполняло сердце радостью. В первую очередь с таким аншлагом, с таким интересом саратовцев к грузинской теме необходимо поздравить, конечно, художественного руководителя ТЮЗа им. Ю.П. Киселёва Георгия Цнобиладзе, первый сезон возглавляющего театр. Посещая в течение года постановки, драматургические лаборатории и прочие экспериментальные мероприятия ТЮЗа, испытываю интерес: «А что дальше?» Мы все, наверное, мечтаем, чтобы любимый саратовский театр и новый худрук продолжили совместную увлекательную работу.

Творчество знаменитого советского прозаика Нодара Думбадзе хорошо знакомо старшему поколению читателей-зрителей. Роман о мальчике Зурико и его односельчанах из грузинского села был экранизирован ещё в 1962 году, полвека назад, благодаря чему многие познакомились с «шалопаем»  Зурико и прочими персонажами, «вписанными» в неповторимую  красоту горного грузинского села и его окрестностей.

Сцена из спектакля. Фотограф Михаил Гаврюшов. Фотография предоставлена театром.

Творческому союзу Георгия Цнобиладзе, художника-постановщика Александра Храмцова и художника по свету Максима Шлыкова удалось рассказать о событиях в гурийском селе, придумав остроумный, полный оригинальных сценографических находок вариант спектакля, замечательно разместившегося  на Большой сцене Нового ТЮЗа, а неподражаемая труппа театра сумела перевоплотиться в настоящих кавказцев, освоив на «пять с плюсом» не только специфический грузинский акцент персонажей, но и блестяще передав саму ментальность «солнечного» народа – щедрого, весёлого и очень талантливого.

Одной из таких забавных придумок стали элементы театра теней. Силуэты героев, возникающие на экране, порой меняют свои масштабы (в зависимости от того, кто «лидирует» в том или ином эпизоде); сформированная  из комбинации пальцев мнимая птичка-синичка или сова, поводящая глазами, — это оттуда же, из школьного озорного детства, откуда и Зурико, и все мы.  Над всем происходящим на протяжении спектакля «всходят» по очереди серебристая луна и золотое солнце.

Сцена из спектакля. Фотограф Михаил Гаврюшов. Фотография предоставлена театром.

Не уверена, но думаю, что в образе «шалопая» Зурико Вашалоидзе писатель изобразил себя самого, сообщив своему персонажу собственные приключения и переживания. Ведь такого нарочно не придумаешь! Артисту Алексакндру Степанову удалось органично передать самое главное в характере Зурико – его весёлый, неунывающий характер и отзывчивое, чуткое, способное к состраданию и любви сердце.  Несмотря на различные перипетии, Зурико завершает учёбу в школе (в первом действии) и с дипломом экономиста возвращается из города (во втором). Не беда, что в город или, может быть, до станции, он отправляется верхом на корове (слегка напоминая при этом героя фильма Э. Кустурицы «Завет»).

Много добрых слов хочется сказать в адрес Александра Степанова (в другом составе Зурико исполняет Алексей Анисимов). Радует его полное слияние с грузинским парнишкой, открытость, обаяние и темперамент, необходимые для образа Зурико. Как зажигательно отплясывает юный джигит свой ликующий танец! Как нежно относится к бабушке, как заговорщицки поддерживает двух соседей-друзей – Илико (заслуженный артист России Валерий Емельянов) и Иллариона (артист Алексей Ротачков). И доверчиво рассказывает попутчику в поезде (артист Алексей Карабанов), что кроме них троих, у него нет другой семьи.

Сцена из спектакля. Фотограф Михаил Гаврюшов. Фотография предоставлена театром.

История умалчивает о том, почему у Зурико нет родителей. Нодар Думбадзе считался сыном врага народа и сам воспитывался бабушкой…  Перед нами – картина конца тридцатых годов, а затем – военных лет. Что происходило в те годы, когда каждая судьба могла обернуться горькой судьбиной, независимо от национальности. Вот «разборки» с председателем колхоза (артист Антон Щедрин) и его домом и конторой, заканчивающиеся наивным «детским» вопросом: «А не сменить ли нам председателя?» А вот —    похоронка для Илико о сыне, погибшем под Керчью, и его друг Илларион, не в силах передать скорбную весть, сжигает документ: «Человек жив надеждой!»

Вообще, судя по всему, к такой сложной философской категории, как смерть, у героев истории Нодара Думбадзе, отношение… лёгкое. «Легко обо мне подумай, легко обо мне забудь», — завещала великая поэтесса Серебряного века. Этот завет и был воспринят ТЮЗом, хотя и в другой связи. Трагически погибает на охоте любимая собака Зурико, — и над сценой, как облачки, возникают трогательные собаки-ангелы. Слегла в постель (возраст, тревоги!) бабушка Ольга, самый близкий для Зурико человек: «Веселее хороните!» — отдаёт она последние распоряжения.

Большое счастье – видеть на тюзовской сцене настоящее достояние Саратова – народную артистку России Светлану Лаврентьеву в роли бабушки Ольги. Восхищает способность Светланы Васильевны из каждой роли сделать шедевр, придать пикантности, снабдить мягким юмором каждый образ.   Такая бабушка и отругать-то своего внука-шалопая как следует не может… Настоящий «апофеоз(с)» — эпизод с перепутанными записками, когда Ольга скромно выслушивает красноречивое признание в любви, предназначавшееся не ей, а Мэри (артистка Вероника Клинаева).

Сцена из спектакля. Фотограф Михаил Гаврюшов. Фотография предоставлена театром.

Закадычные друзья-соседи Зурико и его бабушки – колоритные Илико и Илларион. Эта парочка словно пришла из весёлых анекдотов и мудрых притч. Такими и должны быть настоящие друзья, у которых всё вместе – и горе, и радость. Неистощимые на розыгрыши и взаимные дружеские приколы, они – очень настоящие, «из самой жизни», без таких людей невозможно представить ни одно село.

ТЮЗ не выкинул из песни ни одну строку, сославшись на то, что «детям до…» про вино, льющееся рекой в произведении Думбадзе знать не обязательно. Но Грузия и прекрасна своими виноградниками, а названия этих вин – как песнь. И про то, как в огромных кувшинах  в подвалах героев хранилось это национальное сокровище, дарящее радость и сближающее даже незнакомых, умолчать было просто невозможно.

Вряд ли кто-нибудь возразит: в романе Нодара Думбадзе, бережно, вдумчиво и с большим вкусом и тактом воплощённом ТЮЗом (спасибо за хореографию Алексею Кривеге и за музыкальное оформление – Александру Экгарту!)  заложены важные нравственные идеи. Они – в традициях и юморе, в оригинальных характерах и во всём том, что мы знаем о грузинском народе. Зал смеётся и печалится вместе с колоритными героями, мы успеваем полюбить их. Мы начинаем пританцовывать лезгинку и аплодируем стоя. Значит, спектакль удался, а это – самое главное.

Анна МОРКОВИНА

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

восемнадцать − 15 =