Театрал в медицинском халате

Анна Морковина — о книге А.Н. Герасимова «Знакомцы давние мои: неслужебные записки врача»

«Все мы родом из нашего детства»… Надо ли оспаривать эту мысль А. де Сент-Экзюпери? Ведь на самом деле очень важно, каковы твои истоки, кто родители и чем занимались, когда ты пришел в этот мир. Готовы ли они были передать тебе самое дорогое, духовные ценности – любовь к искусству, чтению? Старый альбом с фотографиями, на которых запечатлены предки ещё более старших поколений?.. Приобщили ли к профессии, ставшей их судьбой или не возражали, чтобы ты шёл по новому, неведомому им пути?..

Читая книгу Алексея Герасимова «Знакомцы давние мои: неслужебные записки врача», понимаешь: семья для автора этой книги значила практически всё. Настолько прекрасным, радостным было его детство. И фотографии в большом количестве сохранились, да и профессия передавалась из поколения в поколение. Благородная профессия – медик, врач. Что, казалось бы, может стать серьёзнее? Спасать людям жизни, или, если не так радикально –помогать им сохранять здоровье, и душевное, и физическое! Да, Алексей Николаевич стал врачом и может говорить об этом с гордостью. Из нескольких фрагментов первой главы документальной книги можно узнать, что его папа был «самородком» в области медицины – родом из крестьян Татищевского района, он стал прославленным хирургом, воспитанником знаменитого Спасокукоцкого. Отдельного внимания заслуживают воспоминания о выдающихся врачах, которыми по праву может гордиться Саратов.

         Медицинская этика, профессионализм, порядочность и доброжелательность – всё это было понятно Алексею Герасимову с самого раннего детства. Поэтому в его лице мы видим замечательного потомственного благородного доктора, для которого медицина стала единственно возможным делом жизни.

Но наравне с азами благородной профессии в сознание, в кровь и плоть Алексея с ранних лет вошёл Его Величество Театр. Его школьным другом, любимым одноклассником стал Никита Каменоградский – мальчик из театральной семьи. Коренные петербуржцы были эвакуированы в наш волжский город, в тыл, в самой середине Великой Отечественной войны. И великая дружба (и она сама по себе – чудо!), начавшаяся в те ранние годы, сотворила ещё одно чудо: заронила в сердце Алеши трепетную и очень сильную любовь к театру. Алексей Николаевич смог пронести её через всю свою долгую жизнь, а заодно приобрести устойчивый интерес к деятельности артиста и чтеца, мастера художественного слова.

Не чудо ли, что одним из самых запомнившихся с 1945 года спектаклей для детей стала пушкинская «Сказка о царе Салтане», в которой Евгений Павлович Каменоградский, музыкант и композитор, дирижировал небольшим оркестром, исполнявшим музыку Римского-Корсакова! Обширные познания в искусстве Алеша Герасимов получил в тесном дружеском общении с семьей Каменоградских, которой благодарен и до сих пор.

Как и полагается, круг знакомств школьника Алеши Герасимова расширялся: в него уже входили артисты саратовского  ТЮЗа, музыканты и, конечно, врачи. Но одно знакомство, переросшее в годы настоящей, практически профессиональной учёбы, он не забудет никогда – с талантливым театральным педагогом, преподавателем Саратовского дворца пионеров Наталией Иосифовной Сухостав.

Своей «театральной маме» — руководителю драмкружка при Городском дворце пионеров (том, что ныне именуется Городской центр детского творчества им. О.П. Табакова) Наталии Иосифовне  Сухостав  — её воспитанники остались благодарны на всю жизнь. За восторг первых выходов на сцену и в то же время — за выучку, которая не бывает без трудностей и слёз, за то, что из шалопаев строгая дама со сжатыми в ниточку губами делала мастеров театрального искусства, приучала воспринимать сценическое искусство как «святое ремесло» (говоря словами Каролины Павловой). Кем бы ни становились потом пионеры, занимавшиеся в студии Сухостав — инженерами, строителями, врачами(ведь не все пошли на сцену!)  — театр они продолжали любить и ставить едва ли не выше других видов искусства.

Вот и Алексей Герасимов, не нарушив семейных традиций, стал замечательным врачом, высоким профессионалом, и… большим поклонником театра. Став студентом Саратовского медицинского института, юноша продолжал увлечённо  заниматься театральным делом и посещать драматическую студию. Ему посчастливилось работать у таких опытных педагогов, как Ливия Васильевна Шутова и Алексей Германович Василевский.

Сейчас это легенды саратовской сцены. И тогда, в пятидесятые годы,  красавица Ливия Шутова и харизматичный, остроумный Алексей Василевский (который позже станет режиссером театра драмы им. И.А. Слонова), добрая слава об этих артистах манила молодёжь.  С большим теплом и любовью вспоминает Алексей Николаевич надпись, сделанную Василевским на программке «Пигмалиона», где студент Герасимов исполнил возрастную роль Альфреда Дуллитла: «Ляксей! Конечно, жаль, что ты врач! Ну, черт с ним. Ещё поиграем!» …

Надо ли говорить, с каким обожанием общались студенты-медики со своими педагогами, и какую дружбу, скреплённую сотворчеством, пронесли через многие годы! Поездки на смотры-конкурсы самодеятельных коллективов гармонично перемежались со сдачей экзаменов и получением дипломов, но и после распределения молодые врачи продолжали страстно и талантливо играть в своих постановках, хотя время уже меняло свой ракурс. Появлялись семьи, должности, многие повышали свое образование в ординатуре… Работая в Баланде (ныне – Калининске Саратовской области), Алексей Николаевич Герасимов не желал прощаться с театром и окончил режиссерское отделение театрального факультета Московского заочного народного университета искусств.

Немалая часть книги «Знакомцы давние мои» посвящена самому знаменитому театру России – МХАТу. Объясняя свою приверженность этому корифею столичных театров, А.Н. Герасимов пишет: «В 1957 году впервые попал я в Московский Художественный театр, который на всю жизнь стал для меня самым дорогим и любимым. А услышал об этом театре намного раньше от мамы, которая была на спектаклях МХАТа, когда он был эвакуирован во время войны в наш город». Гастроли проходили на сцене ТЮЗа, в сложных условиях, но эти спектакли, и каждый из актеров в отдельности запомнились саратовцам.

И ещё одна глава выделена особо: она посвящена его любимой актрисе Ангелине Осиповне Степановой, с которой автору книги довелось общаться лично. Он знает и до сих пор вспоминает все роли неподражаемой актрисы – и в кино, и на театральной сцене. Узнав об Ангелине Осиповне из книг о Станиславском, Алексей Николаевич влюбился как зритель в блистательную мхатовку. И… их переписка, завязавшись в конце 50-х гг.,  длилась долгие годы, а затем начались и личные встречи актрисы и её поклонника. В чём-то Алексей Николаевич считает себя учеником Ангелины Степановой: он просил у неё советов насчет чтецкого ремесла, желая достичь высокого уровня в исполнительском искусстве.

В книге опубликованы фрагменты переписки саратовского врача и московской актрисы, воспоминания Алексея Николаевича об их встречах-уроках, когда ему удавалось исполнить что-то для Ангелины Осиповны. Мало кто может похвастаться такой степенью доверительности с настоящей «звездой эпохи», но мало кто, наверное, и просил творческих советов, углубляясь в тонкости профессии…

Завершается удивительная книга, настоящий кладезь для любителей мемуаров, главой «Душа стесняется лирическим волненьем» (с подзаголовком «медицина и искусство в моей жизни»). В ней заслуженный врач-невропатолог воздает должное не только своим театральным кумирам, но и наставникам в медицине – М.Г. Штейнбергу, М.Д. Поповьян и другим.

Анна Морковина

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 3 =