Час Янковского. Часть 1. От деда к внуку

На саратовском театральном циферблате — снова час великого Актера. В Саратовской драме прошел Пятый Всероссийский фестиваль имени Олега Янковского. При финансовой поддержке Министерства культуры РФ, областного Минкульта, программы «Большие гастроли» (арт-директор — завлит драмы Ольга Харитонова).

В звоне этих капель

«С ранних лет поверил я,/что от всех болезней/
капель датского короля/не найти полезней». 

Чудесная улыбка Барона из телефильма про Мюнхгаузена, как «эти чудные капли», согревает наши души. Думали ли мы 11 лет назад, когда начинался фестиваль памяти Олега Янковского, наполненные горечью ухода такого актера и человека с солнечной улыбкой, что наш фестиваль выживет, несмотря на все финансовые и пандемические осложнения, обретет имя и приблизится к первой круглой дате? Хотя между третьим и четвертым фестивалем, как и четвертым и пятым, был разрыв в целых четыре года. Он сумел найти свою тему. И как на два крыла, опирается на Вчера – память о прекрасном русском артисте и Сегодня – игре его «соплеменников» по саратовской театральной школе на сценах разных городов и стран.

…Сколько повидали мы фотовыставок в Саратовской драме за эти пять лет! Где были представлены и редкие семейные снимки (чего стоит фото отца Янковских, кадрового офицера царской армии, перед его уходом на фронт Первой мировой войны), и фотопортреты Олега Ивановича лучших местных и столичных мастеров, включая удивительно проникновенные работы Юозаса Будрайтиса. А сейчас здесь разместилась выставка известного театрального фотографа Александра Иванишина «Час Янковского». Всего один час съемки в Ленкоме в феврале 2004 года. Пристальный и всегда чуть насмешливый взгляд актера, который еще не знает, что смотрит в вечность .Через пять лет его не станет.

Сколько проходило в эти годы в театральном музее встреч-воспоминаний с родными, коллегами, друзьями актера (самую первую вели коллеги по Ленкому Инна Чурикова и Александр Збруев: они привезли спектакль, в котором мы  последний раз видели своего кумира — «Всё оплачено» Жамиака). Сколько проведено лекций театроведов и презентаций книг… На юбилейном фестивале свою книгу о любимом актере представила московский искусствовед Светлана Хохрякова. Это одно из первых серьезных изданий о Янковском. Как  вспоминала автор,  сделана «попытка приоткрыть занавес в творческую лабораторию, актера, перелистать страницы   его непростой биографии, помочь лучше узнать эту яркую и самобытную личность». И хоть сама Светлана Ивановна  считает книгу  несколько «сыроватой», живое, точное слово  знатока театра и кино  дорогого стоит.

«Несостоявшийся Гамлет и отсветы шекспировского образа в театральных работах Олега Янковского», —  называлась наша первая встреча с Хохряковой . Она позволяет себе спорить с великими, коих мнение о театральной работе могло  повергнуть творческого человека в глубокое уныние. Нет, не «вратарь» и  не «статист», как назвали Гамлета — Янковского в постановке Глеба Панфилова. Там был «человек, посягнувший  на самого себя, убивший в себе поэта и философа…человек, преступивший черту». То время – середина 80-х – не рождало героев.

Не менее интересной была вторая беседа Хохряковой  — «Догадка режиссера Романа Балаяна. О некоторых киноролях Олега Янковского». О своих любимых работах Олега Ивановича рассказывали на встрече со студентами театрального института актеры Максим Локтионов и Александр Островной.

Саратовский поэт с европейским именем Светлана Кекова озвучила на фестивале свои роли Янковского: «Среди нашего мира неброского/он искрился, царил и сверкал,/и в загадочных притчах Тарковского/выходил из разбитых зеркал./К небесам, на свидание с вечностью/скоростной поднимается лифт,/где столпились с актерской беспечностью/Петр Первый, Тургенев и Свифт,/Гамлет, тяжбу ведущий со временем,/и Тригорин с большим фонарем…».

Фестиваль Янковского в нашем  городе вызвал творческий всплеск  живописных, скульптурных  работ. Так, художница Ольга Пеганова создала три фигурки: Янковский в образах, сыгранных на саратовских подмостках: князь Мышкина, учитель Мелузов, вельможа Мешем. Появился у театра и памятник Барону работы известного саратовского скульптора Андрея Щербакова.

Они — люди. Живые…

У каждого свои любимые роли Актера. Иван Янковский, внук и продолжатель профессии, на первое место ставит «Крейцерову сонату» и роль Позднышева как вершину его мастерства. Иван  уже трехкратный лауреат престижной кинопремии Золотой орел, победитель Кинотавра. И театральный актер значительный. Ученик замечательного Сергея Женовача, в Студии театрального искусства занят в двух булгаковских ролях – Иван Бездомный и Максудов, а в театре Ермоловой он Виктор Зилов, «загадка» которого до сих пор не решена критиками.

Ивану удалось, наконец, попасть к нам на фестиваль (раньше мешала пандемия). И сыграть «Утиную охоту» на сцене, где 58 лет назад начинал его дед. Спектакль по самой пронзительной пьесе Вампилова поставил Евгений Марчелли, известный своим бурным эмоциональным рядом. При перемене декораций – оглушительная барабанная дробь, бьющий наотмашь свет, скачущие на экране буквы рекламы. Словом, суетня и неразбериха. То же, очевидно, в душе самого «возмутителя спокойствия». В прологе и финале – три его женщины в агрессивно красных платьях , с размазанной по лицу косметикой, какими они, очевидно, представляются Зилову. И — удивительный здесь Иван. Странно отрешенный, даже тихий, говорит монотонно и как будто искренне. С женой вспоминает начало их любви. Заинтересованно разговаривает с Верой. Обрабатывает юную глупышку Ирину (фраза, как она пьет воду, смешно переложена на сценический язык — хлещет ее бутылками). На самом же деле ему никто не нужен и ничего не нужно. Насмешка героя спрятана очень глубоко – гораздо дальше, чем у героев Янковского старшего в фильмах Балаяна. Его бои – без правил, у каждого он безжалостно ковыряет нарыв.  Влечет его только охота. Наверное, потому что там у него ничего не получается. Там нужно замереть и с холодным сердцем выстрелить. А он частит, суетится…

Его враг – Официант (Виктор Ворзонин), воплощенный холодный расчет. Тот бьет наверняка, дождавшись своего часа. Людей – исподтишка, зверей – открыто, на охоте. Дурацкая песня престарелых ресторанных девушек закольцовывает финал, где еще один невероятный актер — Янковский младший — при минимуме внешних приемов обжигает ледяной яростью.
На пресс-конференции Иван высказал собственную догадку о «загадке Зилова». «Совершенно «безответственный» в возрасте, когда пора становиться мужчиной. В этом его узнаваемость. Зиловы были и будут.

Уехав с фестиваля, Иван написал: «Вы, наверное, самый благодарный зритель которого я встречал в жизни.. спектакль случился, возможно, случился так, как нигде бы больше не случился, а может, и не случится никогда… Саратов для меня родной, хоть и приехал первый раз… сегодняшний день с экскурсиями по местам, где жили и учились мои дедушка и бабушка… спасибо школе 67 и ее замечательному директору, театральному училищу, да просто всем Вам спасибо за то, что вы Люди. И что вы Живые». (Продолжение следует)

Ирина Крайнова,
обозреватель по Саратовской области в журнале «Страстной бульвар»

Опубликовано в Интернет-издании «САРЫТАУН.АРТ» от 5 ноября 2022 года:
https://irin-krainov1.livejournal.com/495644.html

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать + 7 =